Реклама:

Скачать или читать полную версию онлайн на litres



      Анджей Сапковский

      Свет вечный

      Божьи воины - гуситы - огнем и мечом доказывают истинность своей веры. Но столь же верно огонь и меч служат их кровным врагам - крестоносцам, защищающим веру от еретиков. Кто прав? Кто виноват? Магу Рейневану, волею судьбы ставшему одним из лучших гуситских шпионов, не до вопросов. Слишком много вокруг крови. Слишком много зла - адского, колдовского и вполне человеческого И жертвами этого зла в любую минуту могут стать не только сам Рейневан и его друзья, но и его возлюбленная Ютта, оказавшаяся заложницей Инквизиции

Сага о Рейневане

      

      

      Приятного чтения!

      Пролог

      Памяти Евгения Вайсброта,

      прекрасного человека и выдающегося переводчика,

      который более полувека приближал нашим русским друзьям польскую литературу,

      посвящаю эту повесть.

Dies irae[1], dies illa solvet saeculum in favilla, teste David cum Sibilla

      Вот день гнева наступает, в прах волна века смывает, все Давид с Сибиллой знают. Будет страх там и стенанье, всем Судья даст наказанье. Голос труб оповещает, из могил всех поднимает, и ко трону призывает

Tararara, tararara, tararara, dum, dum, dum Lacrimosa dies illa, qua resurget ex favilla indicandus homo reus huic ergo parce Deus.[2]

      Ой, ойойой, приближается, уважаемые господа и дорогие слушатели, приближается день гнева, день скорби, день слез. Приближается День Суда и наказания. Как говорится в Послании Иоанна: Antichristus venit, unde scimus quoniam novissima hora est.Идет, идет Антихрист, приходит последнее время. Близится конец света и завершение существования всего

      Другими словами: хреново, блин.

Антихрист, уважаемые господа и дорогие слушатели, будет из колена Данова.

      Рожден будет в Вавилоне. В конце света придет, три с половиной года царствовать сможет. В Иерусалиме свой храм построит, силой царя овладеет, а Церковь Божью разрушит. На огненной печи ездить будет, везде творя дива дивные. Раны свои показывая, сманит верных христиан. Прибудет с мечом и огнем, и силой его будет богохульство, и плечи его - предательство, и десница его - погибель, а шуйца - тьма. Лицо его, как у дикого зверя, лоб высокий, брови сросшиеся Правый глаз его, как заря поднимающаяся на рассвете, левый неподвижный, зеленый, как у кота, и две зеницы заместо одной. Нос его - как пропасть, губы на локоть, зубы на пядь. Пальцы его, как железные косы

      Нуну! И чего это кричать на деда, уважаемые? Зачем сразу угрожатьто? За что? За какую провинность? За то, что пугаю? За то, что глумлюсь? Будто ворона каркаю? Вовсе, любезные, не каркаю. Правду говорю, чистую правду заявляю, великими отцами Церкви засвидетельствованную. Да из евангелий почерпнутую! Из апокрифичных, говорите? Ну и что с того, что из апокрифичных? Весь этот мир апокрифичный.

      Что там несешь, милая девушка? Что это там так в жбанах пенится? Не пиво, случаем?

      Эх, превосходное Свидницкое, как пить дать

      Эй! А посмотритека в окошко, уважаемые! Может старика глаза обманывают? Или это мне кажется или солнце наконецто сквозь тучи пробивается? Боже мой, так и есть! Конец, скоро будет конец слякоти и непогоде. Верю, вы только поглядите, вот блеск мир заливает, опускается с небес столпом золотистым.

      Вот свет безграничный.

      Lux perpetua.[3]

      Хотелось бы такого. Вечного. Хотелось бы

      Что вы говорите? Что раз уж скоро конец слякоти, то хватит сидеть в корчме, и не пора ли в путь? Что вместо того, чтобы болтать ерунду, поскорее рассказать, дабы закончить? Завершить рассказ о том, что там было дальше с Рейневаном и с его любимой Юттой, с Шарлеем и Самсоном в то время, время жестоких войн, когда сошли кровью и почернели от пожарищ земли Лужиц, Силезии, Саксонии, Тюрингии и Баварии? В самом деле, уважаемые, в самом деле. Расскажу, ибо и повесть естественным порядком к концу клонит. Хотя сказать вам должен, что если к счастливому либо веселому завершению повести готовитесь, то жестоко ошибаетесь Ну что? Опять пугаю? Каркаю? А как тут, скажите, не каркать? Когда такие ужасные вещи в мире творятся? Когда во всей Европе, посмотрите только, беспрестанно шум битвы.

      Под Парижем не высыхает кровь на мечах французов и англичан, бургундцев и арманьяков. Непрерывно смерть и пожары на земле французской, постоянно война. Сто лет продолжаться будет что ли?

      Англия кипит в мятежах, Глостер на ножах с Бофортами. Будет изза этого, ой будет, вспомните слова мои, чтото недоброе между Йорками и Ланкастерами, между Белой и Алой Розой.

      В Дании гремят пушки, Эрик Померанский противостоит Ганзе, яростный бой ведет с князьями Шлезвика и Гольштейна. Цюрих поднял вооруженное восстание против кантонов, договаривается об единении гельвецкого союза. Медиолан сражается против Флоренции. На улицах Неаполя бесчинствуют завоеватели, солдатня из Арагонии

Скачать или читать полную версию онлайн на litres